Выясняем истинное предназначение Bentley Mulsanne. Часть первая.

Mulsanne — это в последнюю очередь автомобиль Bentley. Изначально это название посёлка с населением около пяти тысяч человек в коммуне Сартэ на западе Франции. Знаменит, впрочем, не он, а ведущий к нему шестикилометровый отрезок регионального шоссе D338. Знаменитая «прямая Мюльсанн» составляет почти половину трассы гонки «24 часа Ле-Мана». В былые времена скорость гоночных машин здесь превышала 400 км/ч. Без французской гонки не было бы английской марки, какой мы её знаем. Именно победы в Ле-Мане сделали имя Bentley знаменитым, и англичане регулярно поднимают на щит великое прошлое.

Размеры и вес не дают Мюльсану притвориться спорткаром. Но мощный мотор и удачная настройка шасси позволяют получать удовольствие не только сзади и не только на прямых отрезках.




Нынешний Bentley Mulsanne пришёл на смену модели Arnage , названной так в честь ещё одной деревушки на кольце Сартэ. Казалось бы, где связь? Большие седаны не очень-то ассоциируются c автогонками. Однако связь всё же есть. В 30-е годы прошлого века, когда Bentlеy доминировали в Ле-Мане, это были машины большие и тяжёлые, с многолитровыми моторами, концептуально более похожие на сегодняшний Mulsanne, чем, скажем на Continental GT. Тогда гонки выигрывались не в поворотах, а на прямых. И в этом смысле Mulsanne, кажется, не зря носит своё легендарное имя.

Посадка за рулём удобна, диапазон регулировок широк, эргономических огрехов почти нет. Кроме одного — чтобы нажать кнопку блокировки на рычаге «автомата» с крылатым значком Bentley, приходится неестественно выворачивать кисть.

Экран новой мультимедийной системы по современным меркам мал — всего восемь дюймов. Но именно благодаря отсутствию универсальной всефольксвагеновской фурнитуры в салоне сохраняется дух старых Bentley.

Самый мощный и драйверский Mulsanne Speed разгоняется до 305 км/ч — и как разгоняется! Сотня за 4,9 с по нынешним временам не рекорд, однако ощущения от разгона почти трёхтонной машины мало с чем можно сравнить. Ускорение — что с двадцати километров в час, что с двухсот — одинаково мощное и ровное. Мотор работает на непривычно низких оборотах, а восьмиступенчатый «автомат» ZF перебирает передачи абсолютно бесшовно. Похоже, будто сидишь в кресле лайнера, разбегающегося по взлётной полосе, но только если существовали бы полосы без единого стыка и абсолютно тихие авиалайнеры.

Тяга фе-но-ме-нальная! Другие модели Bentley c фольксвагеновским мотором W12 хоть и превосходят Mulsanne по максимальной мощности, но по запасу тяги на четверть слабее.

Флагманские 1100 Н•м доступны почти с холостого хода: пик момента приходится на 1750 об/мин. Чтобы получить такую отдачу, старый роллс-ройсовский мотор пришлось полностью… Нет, не перекроить. Крой остался классический: объём 6 ¾ л, нижневальный, низкооборотный. Но сегодня один из старейших выпускаемых двигателей оснащается кованым коленвалом, облегчённой шатунно-поршневой группой и изменяемыми фазами газораспределения. Появилась и система, отключающая половину цилиндров, благодаря которой паспортный расход топлива 537-сильной версии Mulsanne Speed в комбинированном цикле не превышает 15 л/100 км.

Вообще, главный сюрприз, который преподносит Mulsannе, — массивный автомобиль вовсе не ощущается архаичным, как можно предположить, глядя на его классические формы и величественный силуэт. Дань традиции отдана, но в жертву ей ничего важного не принесено. За рулём Bentley не скучно. Даже на узком и извилистом загородном шоссе Mulsanne не кажется чересчур громоздким или неповоротливым.

У него идеальная половинная развесовка по осям, достаточно острое и точное рулевое управление, и нет тех кренов в поворотах, каких ждёшь от большой и комфортабельной машины. Немного привыкнув к габаритам и массе, я ловлю себя на том, что уже лихо заправляю в повороты это большое тело, с каждым разом увеличивая скорость на входе и стараясь нащупать предел. А когда предел наступает, довольно легко балансирую на грани, и даже — хотите верьте, хотите нет — получаю удовольствие от такой безрассудной езды.

Для автомобиля длинной свыше пяти с половиной метров у Bentley весьма скромный багажник объёмом 443-446 л с узким проёмом, куда с трудом помещаются два больших чемодана.

Делюсь этим с Хансом Хольцгартнером, руководившим разработкой Мюльсана. «Скажу больше, — отвечает он, — живя за городом, я нередко езжу домой на версии Speed по второстепенным дорогам, b-roads. Так вот, ни один Porsche 911 от меня на этих извилистых дорожках не уезжает!» Звучит немного хвастливо, немцы обычно ведут себя сдержанней. Немного расспросив Ханса, с удивлением выясняю, что он не из Фольксвагена, а десять лет до перехода в Bentley проработал на Ягуаре. Выглядит как британец, говорит как британец и, похоже, думает как британец. Символично: Mulsanne, по замыслу создателей, ни в коем случае не должен быть явно немецким.

info